Концертные версии популярных французских мюзиклов

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Концертные версии популярных французских мюзиклов

Сообщение автор Maisy в Вт Окт 01, 2013 11:32 am

Концертные версии популярных французских мюзиклов

Опыт продюсера Бориса Орлова




Борис Орлов, основатель продюсерской компании VDEST Productions. Профессиональный музыкант, в 80-е — один из ведущих российских продюсеров, с 1994 года живет и работает во Франции. Среди многочисленных проектов — концертные версии мюзиклов «Собор Парижской Богоматери» — Notre-Dame de Paris. Le Concert  и «Моцарт. Рок-опера» — Mozart l’Opera Rock. Le Concert.

Продюсирование: от администратора до создателя

Свой первый контракт на проведение гастролей я заключил 30 лет назад, в 1982 году. В Советском Союзе такая деятельность называлась «администрированием», и только потом появилось понятие «продюсер». Тогда мало еще кто знал слово «промоутер», и всех тех, кто начал заниматься так называемым «шоу-бизнесом», определяли в продюсеры. И это было абсолютно неправильно, потому что задачи у них были разные: были менеджеры артистов, были агенты, были промоутеры, продюсеры шоу, музыкальные продюсеры (создающие концепцию и звучание диска). Это все — совершенно разные профессии.

Слово «продюсер» обозначает «производитель», «создатель». Продюсер должен обладать и профессиональными знаниями, и пониманием процесса изнутри. Не выпадать, не выключаться из него, нарабатывать связи. Как в свое время появление музыкальных электрических инструментов и усилителя звука позволило появиться «Роллинг-стоунз» и «Битлз», так и сейчас современные средства коммуникации рождают новые формы. И за этим нужно пристально следить. Те, кто работают в тренде, т.е. следуют за «течением», должны чувствовать направление рынка.

Тех же, кто создает тренд, влияет на рынок, у кого есть нюх, есть дар быть продюсером — единицы. Они хорошо знают экономику, они хорошо знают музыкальный бизнес и обладают колоссальными музыкальными знаниями, и это уже совсем другой уровень. В большой степени это относится к американским профессионалам. Там это часть культуры, часть производства, как автомобильная промышленность, там давно выработаны законы — юридические, поведенческие.

Конечно, мошенников и дилетантов и в Америке хватает, впрочем, как везде. По-прежнему актуально мнение, что с Россией тяжело работать, что все партнеры из России — необязательные люди. Не могу согласиться. С необязательностью можно столкнуться везде — и во Франции в том числе.

Франция — не мюзикловая страна?

На самом деле во французском языке нет слова «мюзикл», это слово во Франции не любят. Есть выражение «музыкальный спектакль» — la comédie musicale. И все же разделять эти два понятия, говорить, что мюзикл и музыкальный спектакль — это разные вещи, не совсем правильно. Возьмем, к примеру, мюзикл Mozart l’Opera Rock («Моцарт. Рок-опера») — это два с половиной десятка песен, объединенных общей темой, и построенное вокруг этого действие. И это мюзикл по определению: присутствует диалоги, присутствуют песни, присутствует общая идея, присутствует хореография — весь набор «музыкального спектакля» или «мюзикла».

Так сложилось, что музыкальные спектакли, за очень редким исключением, не имели во Франции большого успеха. В 1998 году создателям мюзикла Notre-Dame de Paris («Нотр-Дам де Пари») предрекали провал. «Франция — не мюзикловая страна, и культуры мюзикла в ней нет» — таков был основной аргумент против масштабных музыкальных проектов. Его я слышал в Испании, затем в России... На самом деле все зависит от спектакля, правильно выбранной темы, истории, которая должна заинтересовать зрителей конкретной страны и, конечно же, музыки. Остальное — маркетинг и — в идеале — чутье продюсера.

И не спектакль, и не концертная версия

Наши проекты — это экстракт музыкальной составляющей музыкального спектакля (мюзикла) — концертная версия, которая создается по другим законам, это песенная сюита. Мюзикл — это спектакль, некое целое, где неразрывно связаны все элементы: постановка, хореография, свет, либретто, музыка.

Далеко не все мюзиклы можно перевести в концертный формат, и выражение «концертная версия» — не совсем точное: концерт, состоящий из песен мюзикла, — так будет вернее.

Наши концерты — это, прежде всего, мероприятия событийные, events. Стратегия и тактика запуска и эксплуатации именно event отлична от стратегии и тактики «долгоиграющей» постановки, для рентабельности которой необходима длительная эксплуатация. Именно поэтому говорить о попытках нашей компании выйти на российский рынок мюзиклов не совсем точно — мы работаем в другом сегменте, для наших проектов существует отдельная ниша.

Проекты стационарных мюзиклов должны самоокупаться на 150-200 тысяч проданных билетов. Мне говорили: «Вы делаете концертную версию, она дешевле». Дешевле? Если делить на количество времени и промежуток эксплуатации — мы же работаем событийно — это дороже. Такая версия стоит 6 нулей за цифрой. Уже. И никогда нет уверенности, что мы будем продолжать ее эксплуатировать.

The making of Le Concert

Наша схема подготовки концертных проектов по-своему уникальна. Мы отработали ее на программе Notre-Dame de Paris. Le Concert, которая создавалась с благословения Люка Пламондона, автора либретто мюзикла, в 2009 году и впервые была показана в 2010. Кстати, правильное название этой программы — «Самые популярные песни из Notre-Dame». Только в Берси (парижский «Олимпийский») за три вечера ее посмотрели 30 тысяч человек, концерт стал бизнес и культурным событием 2011 года и до сих пор никто не может его переплюнуть. Подготовка концерта в среднем занимает 8-9 месяцев. Работают постановщик, художник по свету, сценограф и т. д., одна и та же франко-канадская команда — всего порядка 40 человек. У нас один из лучших художников по свету (он создает световое оформление для Милен Фармер, Джонни Холлидея и многих других), у нас один из лучших звуковиков Франции и Канады, очень сильная техническая группа.

Работа идет не просто: у нас французский круг общения и менталитет, но все же мы остаемся русскими. Поэтому, чтобы уменьшить трения внутри, мы очень щепетильно относимся к подбору команды.

Мне также все время приходится компромисс между бизнесом и творчеством. Мой постоянный внутренний конфликт: как творческий человек, я требую максимального качества, как бизнесмен, я обязан создавать проекты рентабельные. Я стараюсь не ограничивать нашу творческую команду, хотя есть у меня один приемчик, такой, знаете, удар ниже пояса, когда я говорю: «Мы лучше вас знаем рынок. Поэтому, будьте любезны...». Естественно, я могу себе это позволить только благодаря многолетнему опыту и сложившейся репутации.

Идея, общая концепция шоу исходят от меня. Например, в Notre-Dame de Paris. Le Concert, кроме гениальных исполнителей из оригинального состава мюзикла, важнейшими составляющими были симфонический оркестр с хором (Notre-Dame de Paris всегда исполнялся под «минус один») и сцена с огромным экраном в центре, позволяющим передавать мельчайшие детали мимики артистов.

Отмечу, что сценарий для изображения на экране эволюционирует постоянно. В случае с Mozart l’Opera Rock. Le Concert мы дорабатывали визуальный ряд вплоть до последнего выступления в Санкт-Петербурге, он оказался самым удачным и был зафиксирован для последующих туров.

В подготовку входит также работа над оркестровками для симфонического оркестра, разработка конструкции сцены, составление подробного технического райдера. Затем все собирается в Киеве, на базе симфонического оркестра. В результате Киев получает генеральную репетицию, Москва — второй спектакль, а Питеру достаются самые сливки. Потом мы показываем шоу в Париже, хотя я бы предпочел c него начать. Этот алгоритм мы успешно применили и в Mozart l’Opera Rock. Le Concert, но больше к такому варианту мне не хотелось бы возвращаться. Два раза — это хорошо, в третий раз получится самоцитирование.

Такая особенная Россия

Россия — огромная страна. Каждый город — это работа с чистого листа. Разговариваешь с московским промоутером, который часто выступает в роли агента, и видишь, что он плохо понимает специфику промоутеров на местах, не знает реалий собственного бизнес-пространства, не следит за тем, что происходит в реальной жизни, при том, что Интернет позволяет моментально, в одну секунду обмениваться информацией.

Двадцать, десять лет назад на предложение сотрудничать с Францией ответ был: «А что там, во Франции? Рынок какой?» Да, Франция — относительно небольшой рынок — всего 60 млн. человек, но, во-первых, покупательская способность выше, чем в России (я не говорю о Москве, Москва вообще вне конкуренции); во-вторых, французская музыка, французская культура значительно ближе России, чем, скажем, культура Германии или Англии. Испания, Швейцария, Германия пользуются интересом россиян к французским исполнителям и выпускают «спецпроекты» для российского рынка. Когда мы говорим во Франции «Ин-Грид», французы спрашивают: — А кто это? Патрисия Каас, давно уже не считающаяся во Франции «звездой», бороздит просторы «необъятной Родины моей». Мы занимались ее турами. Это артистка топ-уровня, grande artiste.

Нам удалось рестартовать карьеры Брюно Пельтье, Даниэля Лавуа, чему я очень рад. Ильдар Бакеев, с которым мы сотрудничали, нашел очень интересный метод работы с социальными сетями, объединив фанов этих исполнителей, что нам очень помогло в свое время. У артистов есть своя публика в России, и, безусловно, не без помощи Notre-Dame de Paris. Le Concert.

Вы удивитесь, но сначала в России никто не хотел брать Notre-Dame de Paris. Le Concert, и это при том, что в шоу был первый состав, узнаваемая, любимая музыка. Мы его продюсировали сами. К счастью, в Москве Ильдар Бакеев взял на себя риск, купив у нас программу за полцены. Концертами в Санкт-Петербурге и Киеве мы занимались самостоятельно, с помощью локальных промоутеров. Зато сейчас стоит очередь. Вообще, мюзикл Notre-Dame de Paris в нашей стране благополучно «заездили». Тоже издержки «болезни роста».

Французский «Моцарт» на русском

Будущая постановка Mozart l’Opera Rock на русском языке — это тоже событийный проект. Уточню, что осуществляться он будет известной российской компанией.

Развитие и прокат Mozart l’Opera Rock будут отличаться от проектов Stage Entertainment и Театра Оперетты, у которых есть свои площадки, и стратегия эксплуатации спектаклей строится по принципу Вест-Энда или Бродвея. Мне кажется, что англосаксонские модели организации музыкального бизнеса нуждаются в серьезной адаптации к локальным условиям (что достаточно сложно делать с лицензионными стационарными мюзиклами), поэтому в нашем случае я больше ориентируюсь на стратегию и тактику стран, где нет культуры мюзикла, а, главное, нет большой ротации потенциальных зрителей.

Над русской версией «Моцарта» мы работаем вместе с авторами песенных текстов Довом Аттиа и Франсуа Шуке, которых мы попросили адаптировать либретто. Что касается перевода, пока сложно сказать, будет ли это заказ конкретному автору или переводческий кастинг, пока мы склоняемся к кастингу.

В нашей практике был случай, когда нас попросили сделать адаптацию одного очень известного французского произведения на русский язык. Менеджер композитора попросил сделать дословный перевод, что и было сделано. Получился полный бред. Французские выражения обозначают одно, за ними стоит образ, есть подтекст, но в переводе на русский язык они теряют свой смысл. Получается совершенно выхолощенный, просто рифмованный текст. Образы, наполненные глубиной во французском языке, не получают в русском переводе никакого эмоционального подтверждения.

Актерский кастинг будет проводиться в России и ближайшем зарубежье, у нас есть очень хороший партнер. Определена площадка. Все, что нужно, подписано, остаются детали, требующие уточнения.

http://www.musicals.ru/about_genre/business/orlov_concert?page=a

_________________
Тут мне скандалисты не нужны. Тут скандалю я одна.  (Ф.Раневская "Сегодня - новый аттракцион")

Maisy
Admin


http://brunopelletier-ru.gip-gip.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения